Пятница, 24.11.2017
Мой сайт
Меню сайта
Категории каталога
Наши статьи [8]
Переводы статей и интервью [9]
Впечатления и эмоции [4]
Комментированные переводы песен [7]
Прочие переводы песен [9]
Главная » Статьи » Наши статьи

Толкование видеоклипа "I'm Going Slightly Mad" (часть 1)

 

Предисловие администрации сайта.

Мы размещаем на нашем сайте новый дискуссионный материал, любезно предоставленный автором - Марией Емельяновой. Эта статья посвящена анализу видеоклипа IGSM и была написана в ходе полемики Марии с М.Ахундовой и её сторонниками на одном известном форуме. Анализ в значительной степени построен на "толковании символики", которой насыщен клип. По мысли автора, толкование символов представляло своего рода игру, основанную на столь любимом Ахундовой допущении, что в творчестве Меркьюри нет ни одной лишней запятой. Разумеется, при таком подходе некоторые моменты могут оказаться надуманными и, возможно, не всегда оправданным, с чем автор полностью согласен. ))
Целью данного разбора было продемонстрировать, что поистине великое произведение, к каковым автор причисляет IGSM, является самостоятельным, может быть истолковано "само из себя" без оглядки на прочее творчество и на биографию Меркьюри. Автору кажется допустимым показать, что даже рассматривая все попадающиеся на глаза "символы", придти к ахундовской концепции "насильственной смерти Фредди", якобы описанной в этом клипе, оказывается довольно затруднительным.

Статья предлагается к обсуждению, и никем не выдаётся за истину в последней инстанции )))

  
 

 

Queen. I'm Going Slightly Mad.
Опыт вивисекции.

«Жизнь все равно опрокинет все ваши телячьи построения!» (В.Ерофеев, «Москва-Петушки»)

«Отличная идея! Надеюсь, что неправильная».(ВФС, д-р психол. наук о «компьютерной» модели мышления Саймона, Ньюэлла и Шоу)

 

Введение.

Байка.

Однажды мой научный руководитель, автор второго эпиграфа, сидя за чашкой чая на кафедре (на стене висел написанный на бумажке первый эпиграф), высказал интересное соображение о работе с научным текстом — из собственного опыта. До какого-то момента он, работая с текстом, помимо выборки цитат, строил схему прочитанного с тем, чтобы уловить взаимоотношения идей, изложенных в тексте и понять его конструкцию. Но в какой-то момент он отказался от построения схем, придя к выводу, что схема зависит от множества неконтролируемых ситуативных факторов, каковые влияют на прочтение. И схема при всяком прочтении оказывается разной.

Мотивация.

Данный разбор во многом складывался как ответ уважаемым Юлии и Мариам, авторам близких и в некотором смысле, схожих, на наш взгляд, разборов I?m Going Slightly Mad. Разборов очень интересных и хороших — но, думается, несколько неполных. Мы считаем допустимым время от времени дискутировать с обоими разборами, рассматривая смыслы клипа в несколько ином ключе, и комментируя, чем мотивируется иная трактовка, чем те, что предложены ранее.

Наша трактовка, пожалуй, может быть охарактеризована как «психологическая», ибо, думается, основной ее направляющей является поиск — если не смысла жизни — то смысла смерти.

Методология. Правила игры.

Честно говоря, целостность видения не представляется нам такой уж ценностью при восприятии художественного произведения. Но если уж мы следуем принципу герменевтического круга, подразумевая, что части могут быть поняты исходя из смысла целого, а целое — исходя смысла из частей — то, ничего не поделаешь. Придется проговорить восприятие словами и придать ему более-менее целостный вид.

Любая спекулятивная деятельность — дабы сохранить целостность, системность и убедительность аргументации — должна осуществляться в рамках определенных правил, призванных очерчивать «сферу компетенции» спекуляций. Итак, правила игры, которым мы будем следовать в этом разборе. Приступим.

1. Мы исходим из того, что как минимум 90% деталей IGSM, а то и больше — связана с общим непротиворечивым смыслом.

2. Мы считаем возможным использовать только те символические конструкции, которые имели — или могли иметь — отношение к жизни, творчеству и интеллектуальному багажу автора. Мы будем воздерживаться от трактовок, противоречащих его вероисповеданию и недоступных автору хронологически или культурно нерелевантных (последнее значит, что если, например, перед нами встанет выбор между европейским символом и символом племени Маниту — предпочтение будет отдано европейскому символу). Вместе с тем, мы будем достаточно широко использовать отфильтрованную указанными фильтрами символику для интерпретации смыслов произведения.

3. Безусловно уважая биографическую составляющую творчества любого автора и Ф.М. в том числе и признавая обязательность и неизбежность влияния фактов биографии на творчество, мы тем не менее отказываемся от идеи полной детерминации смыслов произведения теми биографическими фактами, которые мы можем наблюдать относительно автора как сторонние наблюдатели — в нашем случае — знать со слов очевидцев. Это означает, что мы будем четко разделять автора и его произведение как два самостоятельных организма, находящихся «в родстве», но не в неразрывном единстве. Мы утверждаем, что любое великое произведение искусства — а обсуждаемое произведение мы считаем возможным отнести к таковым — может быть воспринято непредвзятым читателем/зрителем/слушателем, не знакомым с авторской биографией, таким образом, что основной смысловой посыл будет им интуитивно воспринят. Собственно, эта универсальность и самостоятельная ценность представляется нам основным маркером именно великого произведения. Мы, разумеется, учитываем условия создания произведения: учет такого фактора, что автор смертельно болен, в значительной степени облегчает интерпретацию. Вместе с тем, факт смертельной болезни нам доподлинно известен. Однако мы будем избегать «метаспекулятивных» рассуждений биографического характера (рассуждений вроде «на основании таких-то косвенных данных мы заключили то-то, поэтому мы на основании своих заключений мы предполагаем то-то»). Вследствие этого мы не подразумеваем в сюжете полных и «дословных» биографических цитат — или же считаем их необязательными для интерпретации и определения художественной ценности IGSM. Представляется, что подобное ограничение приведет к максимальной объективации анализа.

4. Исходя из идеи самостоятельности произведения, мы считаем справедливым четкое разграничение автора произведения и лирического героя. Разграничение автора и персонажа дает нам возможность сформулировать гипотезу об авторском отношении к рассказанной истории. Ошибки или заблуждения персонажей, буде таковые обнаружатся, — также признаются задуманными автором и допущенными неслучайно.

5. Методика. Сперва мы рассмотрим отдельные символические конструкции и их связки — не только в хронологическом порядке, но и «сквозными» линиями - персонажей, образных паттернов, стихотворных контекстов и т.д. Потом из всего этого мы соберем целостную модель.

6. Эпиграфы имеют отношение, в первую очередь, к этой работе. Эпиграфы не призваны доказать, что эта работа чем-либо отличается от любой другой работы в подобном жанре. Скорее обратное.
 

1. О тексте.

Для начала, приведем полный текст и подстрочник. И то и другое любезно предоставлено «Яндексом». Подстрочник принадлежит перу Нуба с форума Asgard. После консультации с профессиональным переводчиком перевод был признан вполне корректным.

Итак, текст: Queen «Im Going Slightly Mad»/вольный перевод от Нуба

When the outside temperature rises
And the meaning is oh so clear
One thousand and one yellow daffodils
Begin to dance in front of you - oh dear
Are they trying to tell you something?
You're missing that one final screw        
You're simply not in the pink my dear
To be honest you haven't got a clue
 
I'm   going   slightly   mad
I'm   going   slightly   mad
It finally happened - happened  
It finally happened - ooh oh                   
It finally happened -  I'm   slightly   mad 
Oh dear!         
 
I'm  one card short of a full deck            
I'm  not quite the shilling     
One wave short of a shipwreck
I'm  not at my usual top billing              
I'm  coming down with a fever               
I'm  really out to sea            
This kettle is boiling over 
I  think  I'm  a banana tree                   
Oh dear 
 
I'm   going   slightly   mad       
I'm   going   slightly   mad 
It finally happened, happened                
It finally happened uh huh     
It finally happened  I'm   slightly   mad  - oh dear!
 
I'm  knitting with only one needle
Unravelling fast its true
I'm  driving only three wheels these days 
But my dear how about you?                 
 
I'm   going   slightly   mad
I'm   going   slightly   mad 
It finally happened
It finally happened oh yes
It finally happened 
I'm  slightly mad!
Just very slightly mad!
And there you have it!
Когда на улице становится жарко
И все намерения О! так ясны
Тысяча один нарцисс
начинают пляску перед тобой
Может, они хотят что-то сказать тебе?
Ты упускаешь последний штрих
Ты не в теме, голубчик
Говоря по чести, ты просто не врубаешься
 
Я слегка схожу с ума
Я слегка схожу с ума
Наконец свершилось - свершилось
Наконец-то свершилось - о да
Наконец свершилось - Я слегка безумен
О, голубчик!
 
Мне не хватает одной карты до колоды
Я не полный полтинник
За одну волну до кораблекрушения
Я не на своем месте в этой постановке
Я просто падаю с ног с лихорадкой
Я правда отчаливаю
Эта бадья ща вскипит
Мне кажется я банановая пальма
О, голубчик
 
Я слегка схожу с ума
Я слегка схожу с ума
Наконец свершилось - свершилось
Наконец-то свершилось - угу
Наконец свершилось - Я слегка безумен
 
Я вяжу всего одной спицей
легкомысленно распуская, это так
Я езжу только на трех колесах эти дни
Но, голубчик, а как насчет тебя ?
 
Я слегка схожу с ума
Я слегка схожу с ума
Свершилось, наконец
Свершилось, да!
Свершилось!
Я безумен, слегка!
Всего лишь чуток безумен!
И теперь ты догадался!
 
 
Памятуя о заветах Анны Вежбицкой, мы не будем ратовать за абсолютную точность перевода: межкультурный обмен смыслами тоже имеет языковые барьеры, высоты которых с обеих сторон не видно…
Но — тем не менее. Прочтем текст. Общее впечатление, остающееся от текста характеризуется словами «болезнь» и «чуть-чуть недо…»
Whenthe outside temperature rises - переведено Нубом как «когда на улице становится жарко». Не берясь судить об устойчивых выражениях английского языка, заметим, что происходит это где-то outside — снаружи. Теперь посмотрим на контекст куплета.
Интересно, что первый куплет написан во втором лице. Лирический герой обращается к кому-то, описывая его состояние, и, вместе с тем - указывает, что его собеседник о чем-то не догадывается.
«Снаружи» — где-то вне (не с тобой?) — становится жарко (поднимается температура), при этом некий «ты», сохраняя трезвую голову, слушаешь, что тебе хотят сказать желтые нарциссы.
Многократно в различных трактовках желтые нарциссы интерпретировались как образ асфоделей Елисейских полей Аида.
Следующие три строчки троекратно повторяют, что некий «ты» - что-то упускает.
 
Перед тем, как приступить к интерпретации, обозначим, кем может быть этот самый «ты».
Может быть, этот «ты» — зритель? А может быть, сам герой, который общается то ли сам с собой, то ли со своим двойником? А может быть, скажем, смерть? (памятуя о смертельной болезни автора, которую мы сочли важным условием).
 
Посмотрим, какие интерпретации нам позволяет совершить прочтение:
 
- первая —«физиологическая» — упирает на болезненность состояния героя. Вероятно, он чего-то не понимает потому, что на самом деле, он болен, и сознание его спутано. Если это так, то мы должны помнить, что единственным больным в данном контексте является автор. И в этом случае, автор, от лица лирического героя, обращается к самому себе, который фигурирует в тексте как некий двойник, находящийся на одре болезни.

- вторая — пограничная — основана на том, что герой, находясь на границе «между этим миром и лучшим миром» — обращается к своему двойнику - посмертной тени? Или себе — еще живому? Но и в этом случае он беседует сам с собой.

Второй куплет содержит 8 констатаций нездоровья, озвученных героем. Герой уже говорит в первом лице.
I’m one card short of a full deck
I’m not quite the shilling
One wave short of a shipwreck
I’m not at my usual top billing
I’m coming down with a fever
I’m really out to sea
 This kettle is boiling over
I think I’m a banana tree
 
Герою плохо. Ему недостает самой малости, он почти на грани чего-то, за миг до последней волны. Он уже не в силах бороться с тем, что с ним происходит.
Все строки куплета содержат указания на плохое, болезненное состояние, но особого рассмотрения заслуживает последняя строчка о банановом дереве.
 
В разборе Юлии банановое дерево отождествляется с:
А) «гламурным» обликом Меркьюри ранних лет.
Б) указывается на то, что «top banana» — идиоматическое выражение для обозначения главаря шайки, большой шишки, главного.
 
Нам кажется, есть гораздо более близкий к контексту куплета смысл:
А) в английском языке есть идиома: «go banana», обозначающая сумасшествие
Б) «В индийской традиции банан не только символ любви, но. философски, это еще и знак непрочности, слабости: ведь ствол бананового дерева образован не из древесины, а из наслоений листьев. „В мире нет костяка, он подобен поросли банана“ - сказано в Махабхарате. „Нестойкий банан“ — говорится там же о человеке» (Галинская И. Л. Тайнопись Сэлинджера).

Таким образом, представление себя банановым деревом в контексте куплета — вероятнее уподобить сумасшествию и слабости. «Я в лихорадке, - говорит герой, — я плаваю… Этот чайник скоро выкипит — Я — банановое дерево [я слаб, я сошел с ума].

1.1 Отступление:

Многократно обсужденный надкушенный банан, брошенный обезьяне, мог бы, конечно, обозначать кастрацию (как на этом часто настаивают), если бы его надкусывал кто-то, кроме героя ФМ. Но его надкусывает именно он. Что же это? Самооскопление?

Что же происходит? Этот анкруайабль в смокинге с бананами на голове надкусывает банан — плод самого себя, бананового дерева — и бросает этот плод обезьяне.

Мне видится в этом, во-первых, мотив самопоглощения больного сознания героя — а, кроме того — хулиганская выходка, приравнивающая его самого к обезьяне, с которой он делится пищей.

Это путь деградации, знак того, что на пороге смерти сумасшествие — не выход. Логическое завершение эпизод получает в тот момент, когда обезьяна отбрасывает банан как совершенно бесполезный: «то, что растет на моей голове — даже обезьяне на корм не годится».

Как уже отмечалось, второй куплет написан в первом лице. Если в первом куплете был болен «ты», то теперь болен «я».

Это можно интерпретировать как с точки зрения самой болезни, так и с точки зрения упомянутого уже состояния пограничности, беседы с двойником «за гранью», где границы «я» и «ты» теряются, становятся несущественными.

Третий куплет — осознание ощущения «почти».

«Я вяжу одной спицей и распускаю».
Об этом моменте речь пойдет позже.
 
«Я езжу только на трех колесах».
Наиболее интересным в данной фразе представляется слово «только», указывающее на недостаточность функции. Три колеса для устойчивой езды очевидно недостаточно. В клипе эта фраза иллюстрируется трехколесным велосипедом. Трехколесный велосипед — интересное устройство. Это и недовелосипед, и недомашина (повозка). Для первого у него слишком много колес, для второго — слишком мало. Трехколесный велосипед — это и почти-велосипед, и почти-повозка. В этом нам видится тот же мотив недостаточности, чувство зыбкого «почти», которое пропитывает весь текст.

Квинтэссенцией «почти», недостаточности, неопределенности - является то самое «слегка сошел с ума», которое «диагностирует» у себя главный герой.

Вообще речевая конструкция «я сошел с ума» недоступна для сумасшедшего. Она парадоксальным образом демонстрирует способность субъекта контролировать и оценивать свое состояние относительно нормы. Истинный душевнобольной совершенно точно уверен в собственной нормальности, он ни на минуту не может усомниться в логичности своих рассуждений, здравомыслии собственных рассуждений.

Не так же ли поступают ровно все, кто считается здоровыми?

Герой, утверждающий, что он сошел с ума, да еще и определяющий степень «чуть-чуть» — с одной стороны, в состоянии оценить свое состояние, и априори не безумен — но, в то же время — находится в полной растерянности. Он утратил почву под ногами, но до истинного безумия ему остается совсем пустячок: перестать считать его безумием. И именно об этом он и зритель «догадываются» в финале песни.

Иная, хоть и похожая история может быть рассказана с позиции персонажа, находящегося на границе между миром мертвых и миром живых и не уверенного, к какому миру он принадлежит. В этой истории герой, находящийся почти там и почти здесь — колеблется и выбирает, как ему относиться к смерти и каков тот пустячок, который отличает на пороге смерти сознательное спокойствие от забытья безумия. Но это другая история.
 
 
 
Продолжение следует
 
Читать далее - http://back-chat.ucoz.ru/publ/1-1-0-21
 
 
 
Категория: Наши статьи | Добавил: back-chat (05.07.2008)
Просмотров: 6934 | Комментарии: 8
Всего комментариев: 6
6  
некрасиво . у Андуховой лучше

5  
Прочитал с огромным интересом! Большая работа. Спасибо.

4  
Carino, спасибо за отзыв, но слово "бадья" принадлежит не мне, а автору перевода. И сути рассуждения, по-моему не изменяет. Хотя "чайник" был бы не в пример корректнее, это точно.
Касаемо алогичности рассуждений - хотелось бы услышать более развернутую позицию. =).
Спасибо.

3  
Ну... скажем не бадья, а чайник. Алогичные рассуждения.

2  
Neytrino, по-моему, можно и так, но, мне кажется, получается, что мы сейчас трактуем русскоязычное "только" из перевода, а не английский текст. впрочем, я, франкофон в этом смысле вообще права голоса лишаюсь ;).

1  
«Я езжу только на трех колесах»
Честно говоря не очень согласен с трактовкой этой фразы (по моему слишком надуманно)... как вариант: возможно речь идёт о трёх колёсном велосипеде в контексте невозможности для автора использовать обычный (двух колёсный) т.к. это требует физических и умственных усилий для оценки смещения центра тяжести и удержания равновесия... трёх колёсный же не требует таких усилий (достаточно просто крутить педали)...

Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа
Поиск
Друзья сайта
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Back Chat © 2017
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz